г. Москва,ул. Сущёвская 21, оф. 20

Обжалование приговора привело к изменению обвинения по ч.4 ст.111 УК РФ

Кассационное определение

14 февраля 2012 года г. Красноярск Судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда в составе: председательствующего - Гроцкой Н.А., судей - Шарабаевой Е.В., Власовой Т.В., при секретаре - Зементовой Т.В. рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденного Ф.М.В. и его защитника - адвоката Шумилиной О.Ю. на приговор Свердловского районного суда г. Красноярска от 1 ноября 2011 года, которым Ф. М.В. родившийся <дата> в <адрес>, со средним специальным образованием, состоящий в браке, имеющий малолетнего ребенка, работающий кондитером, проживающий в <адрес>, ранее судимый: 20 января 2005 года по ч.1 ст.115, ч.1 ст.161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в силу ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год; 30 марта 2005 года за два преступления, предусмотренных п.п. «а, в» ч.2 ст.158 УК РФ, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, в силу ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года; 10 августа 2005 года по ч.3 ст.30, п.п. «а, б» ч.2 ст.158 УК РФ, в силу ст.70 УК РФ по совокупности с приговорами от 20 января 2005 года и от 30 марта 2005 года к 2 годам 8 месяцам лишения свободы; 18 августа 2006 года условно-досрочно освобожден на неотбытый срок 1 год 7 месяцев 21 день; условно-досрочно освобождение отменено приговором от 15 мая 2008 года, 31 июля 2009 года условно-досрочно освобожден на неотбытый срок 5 месяцев 13 дней; 22 июня 2010 года (с учетом постановления суда от 1 ноября 2011 года) по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 марта 2011 года) к 1 году 10 месяцам лишения свободы, в силу ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев, осужден по ч.4 ст.111 УК РФ в редакции ФЗ от 7 марта 2011 года к 9 годам лишения свободы, в соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ условное осуждение по приговору от 22 июня 2010 года отменено и на основании ст.70 УК РФ, путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору от 22 июня 2010 года, к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Взыскано с осужденного Ф.М.В. в пользу потерпевшей И в счет возмещения морального вреда 300 000 рублей. Заслушав доклад судьи краевого суда Гроцкой Н.А., объяснения осужденного Ф.М.В. и его защитника - адвоката Созиновой Н.А. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Рубан И.А., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А: Ф. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть человека, совершенное 14 ноября 2010 года в г. Красноярске при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре. В кассационной жалобе адвокат Шумилина просит приговор отменить, дело направить на новое разбирательство, мотивируя тем, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании. При этом указывает, что Ф. не имел умысла на жестокое избиение потерпевшего, так как он вез его сотруднику МВД Х в целях показать последнему его и выяснить, кто ранее наносил удары Х - он, то есть Ф., или потерпевший, поэтому Ф. и нанес лишь однократные удары в область нижней челюсти и в губы в целях только припугнуть И. Из показаний эксперта, данных в судебном заседании, следует, что удар такой силы, способный переломить голову человеку, может нанести только профессиональный спортсмен, однако Ф., как было доказано в ходе судебного заседания, таковым не является. В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ф. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, умысла на причинение тяжкого здоровья И у него не было, смерть И наступила не от его действий. В ходе судебного заседания им были даны показания, которые подтверждаются показаниями, данными в суде свидетелями П и Р из которых следует, что он нанес И один удар кулаком правой руки и один удар кулаком левой руки в челюсть, И от его ударов не падал, сознание не терял; свидетель Па в суде пояснила, что у П были конфликты с И у него, то есть у П в руках был пистолет, которым он ударил И по голове в машине на заднем сидении, затем он, то есть Ф, забрал у П пистолет. По непонятной причине протокол допроса П от 24 ноября 2011 года в материалах дела отсутствует, равно как отсутствует и сам пистолет. Следователю было известно, что П профессионально занимался кик-боксингом, служил в элитных войсках, участвовал в военных действиях, имеет судимость за совершение преступления с применением насилия, в судебное заседание и на следствие не являлся даже в принудительном порядке. П его, то есть Ф, оговорил, чтобы самому уйти от ответственности. Также указывает, что в судебном заседании был допрошен эксперт, пояснивший, что такие повреждения на голове И могли возникнуть только от удара лица, профессионально занимающегося спортом, но он спортом не занимается, в связи с чем, удары такой силы нанести не мог.

Он наносил удары только по лицу и губам потерпевшего, которые не состоят в причинно-следственной связи со смертью И В судебном заседании он ходатайствовал о направлении дела на доследование, о проведении повторной медицинской экспертизы для выявления причины получения травмы потерпевшим, о проверке показаний с использованием «Полиграфа», о переквалификации его действий с ч.4 ст.111 УК РФ на ст.115 УК РФ, но судом его ходатайства необоснованно были отклонены. Также указывает, что суд не принял во внимание тот факт, что И несколько раз падал на землю и ударялся головой. В протоколе судебного заседания имеются показания свидетеля П но такого свидетеля не было в судебном заседании. Свидетель Г в суде рассказала, что до начала судебного заседания ее и свидетеля П вызвал на беседу судья Золотой, после чего свидетель П изменил свои показания. Осужденный Ф также просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство. Проверив материалы дела с учетом доводов кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Ф в инкриминируемом ему преступлении обоснованными. Ф в судебном заседании вину признал частично, подтвердил наличие конфликта между ним и потерпевшим из-за выяснения причастности к причинению ранее телесных повреждений Х пояснил, что от его ударов по лицу И смерть последнего наступить не могла, И мог получить телесные повреждения при падении либо от действий свидетеля П который, имея мотив для совершения данного преступления, нанес И удар по голове пистолетом в автомобиле. Виновность Ф в совершенном преступлении, несмотря на частичное признание им своей вины в судебном заседании, установлена и подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, представленных сторонами, исследованных и оцененных судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, анализ которых приведен в обжалуемом судебном решении; допустимость положенных в основу приговора доказательств сомнений у судебной коллегии не вызывает, поскольку они получены в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством. Изложенные в кассационных жалобах осужденного и его адвоката доводы о том, что умысла на причинение тяжкого вреда И у Ф не было, смерть потерпевшего наступила не от ударов осужденного, судебная коллегия находит необоснованными. Как видно из материалов судебного следствия, эти утверждения были предметом проверки суда первой инстанции, но своего подтверждения не нашли. Так, из показаний свидетеля П данных им в ходе судебного заседания, который являлся очевидцем произошедшего, следует, что 14 ноября 2010 года Ф нанес И два удара в область головы и лица, от которых последний упал. Затем Ф в автомобиле нанес два удара И в область головы и лица. Более И никто удары не наносил, сам он тоже И не бил.

Подвергать сомнению объективность показаний данного свидетеля у суда первой инстанции оснований не имелось, поскольку его показания последовательны, соответствуют другим представленным доказательствам; причин для оговора этим лицом Ф не установлено. Также не было установлена и причастность данного свидетеля к совершенному преступлению, на что указывает в жалобе осужденный. Свидетель П.Т. дала суду показания, аналогичные показаниям свидетеля П при этом настаивала на том, что удары И наносил именно Ф и отрицала нанесение ударов И кем-то другим. Свидетель Р также дал аналогичные показания, пояснив в судебном заседании о том, что по просьбе своего родственника Ф. он возил последнего на машине, Ф искал встречи с И из-за конфликта, произошедшего с Х, при встрече с И Ф нанес последнему два удара кулаком, один раз в лицо, затем Ф нанес еще удар И в автомобиле, по дороге к дому Х И потерял сознание, им не удалось его привести в чувства, они его занесли в дом. Являясь родственником осужденного, данный свидетель также не указывал, что потерпевшему кто-либо еще, кроме Ф, наносил удары. Из показаний свидетеля Г данных в судебном заседании, следует, что 14 ноября 2010 года И позвонил Ф, после этого разговора И ушел, вечером она пошла в гости на <данные изъяты> где увидела И лежащего на полу, позднее они увидели, что у И изо рта пошла кровь и вызвали скорую помощь, которая и увезла И в больницу. Затем ей П.Т. рассказала, что у И с Ф произошел конфликт из-за того, что И сказал, что это Ф побил мужчину по фамилии Х что Ф очень разозлило. 14 ноября 2010 года Ф нанес И несколько ударов по голове руками, бил очень сильно. После случившегося Ф звонил ей и говорил, что в «случае чего» она ничего не знает. Ф характеризовала как агрессивного, неуравновешенного и вспыльчивого человека, который мог причинить телесные повреждения без всякой причины, в состоянии алкогольного опьянения себя не контролировал. Никаких оснований не доверять показаниям вышеуказанных свидетелей не имеется, т.к. они стабильны, последовательны, не противоречивы, согласуются между собой и с материалами дела.

Вышеприведенные показания свидетелей подтверждают тот факт, что именно Ф были нанесены удары И по голове такой силы, что последний потерял сознание. Факт нанесения ударов И другим лицом свидетелями не подтверждается. Доводы осужденного о получении потерпевшим черепно-мозговой травмы в результате падения с высоты собственного роста либо от удара пистолетом также были предметом проверки суда первой инстанции и своего подтверждения не нашли, так как они опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, и, в частности, заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому, черепно-мозговая травма могла возникнуть от однократного воздействия твердого тупого предмета с достаточно широкой контактирующей поверхностью, каковым может быть и кулак руки человека, что отвергает возможность получения травмы от удара пистолетом, не имеющим широкой контактирующей поверхности, данная травма характеризуется отсутствием признаков травмы ускорения, то есть отсутствием признаков падения с высоты собственного роста и удара головой о неподвижный предмет. Также из показаний эксперта Ц следует, что закрытая черепно-мозговая травма у И могла возникнуть от не менее чем однократного воздействия - удара руки (кулака) или ноги человека с приложением достаточной силы. Вышеприведенные показания опровергают доводы стороны защиты о том, что Ф не мог нанести черепно-мозговую травму И поскольку не обладал такой физической силой для ее нанесения.

Также вина Ф подтверждается письменными доказательствами: протоколом осмотра места происшествия - участка местности <адрес> в ходе которого была зафиксирована обстановка на месте первоначальной встречи Ф и И где осужденный нанес два удара потерпевшему по голове; протоколом осмотра автомобиля «<данные изъяты> которым 14 ноября 2010 года управлял свидетель Р и где Ф также наносил удары И; заключением судебно-психиатрической экспертизы, согласно которой у Ф выявлены такие черты характера, как эмоциональная неустойчивость, раздражительность, эгоцентричность; другими материалами дела. С учетом совокупности исследованных доказательств, признанных судом достоверными, допустимыми, вина осужденного в инкриминируемом ему преступлении нашла свое полное подтверждение в судебном заседании, выводы о виновности Ф убедительно мотивированы судом в приговоре, поэтому доводы кассационных жалоб о том, что черепно-мозговая травма И послужившая причиной смерти потерпевшего, была причинена не Ф, судебная коллегия находит несостоятельными. Названные выше доказательства, изобличающие Ф в совершении инкриминируемого преступления, правильно оценены судом как допустимые и положены в основу приговора в подтверждение виновности осужденного. Подробный анализ доказательств дан судом в приговоре. Вопреки доводам жалоб, выводы суда о виновности осужденного в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего соответствуют фактическим обстоятельствам дела, которые судом установлены правильно. Судом обоснованно не найдено оснований для переквалификации действий осужденного на ст.115 УК РФ о чем он просил в своем ходатайстве. Действия Ф по ч.4 ст.111 УК РФ в редакции ФЗ от 7 марта 2011 года квалифицированы верно. При определении вида и размера наказания Ф суд в силу ст.60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, все смягчающие обстоятельства по делу, наличие отягчающего обстоятельства и определил справедливое, соразмерное содеянному наказание в виде реального лишения свободы. Нарушений уголовно-процессуального закона судом не допущено, в том числе, все ходатайства осужденного, вопреки доводам его жалобы, рассмотрены в установленном законом порядке, по ним приняты обоснованные решения. Также являются голословными и не нашли своего подтверждения при проверке материалов дела доводы жалобы Фа о том, что по пояснениям Г в судебном заседании, она и свидетель П вызывались судьей для личной беседы, после чего П дал неверные показания. Это обстоятельство опровергается, как постановлением суда от 23 декабря 2011 года, которым отклонены замечания Ф на протокол судебного заседания о том, что Г давала в судебном заседании вышеуказанные пояснения, так и заключением служебной проверки от 26 декабря 2011 года. Никаких данных, свидетельствующих о необъективности судебного следствия, наличии обвинительного уклона со стороны суда, материалы дела не содержат. С доводами жалобы Ф о том, что в протоколе судебного заседания имеются показания свидетеля, который не допрашивался в судебном заседании, также нельзя согласиться, так как, согласно постановлению суда от 23 декабря 2011 года о рассмотрении замечаний Ф на протокол судебного заседания, в протоколе допущена неточность в указании данных свидетеля П который был допрошен в судебном заседании. 

ст. 111 УК РФ
  • Решение суда:
Шумилина Ольга Юрьевна
Адвокат, член адвокатской палаты Московской области, адвокат коллегии г.Москвы
Адвоката по уголовным делам Шумилина Ольга Юрьевна:
Или оставьте свои контактные данные, и я вам перезвоню: